• ЭКСКЛЮЗИВ

      
    Как скинуть пресловутые pərdə нашей жизни?  
     Рецензия Теймура Атаева 

      14 Декабря 2016 - 13:48 

        2060   



       Теймур Атаев
      публицист, политолог, специально для Azeri.Today

      Близится к завершению год 2016-й. Получившийся, согласимся, нелегким для Азербайджана, ибо прошел он на фоне чувствительного финансово-экономического кризиса. Но, в то же время, в обществе произошли события, принесшие  положительные эмоции. Наверное, каждый может составить собственный топ-лист в этом контексте. По моему мнению, например, одним из значимых моментов явился факт выхода на киноэкраны созданных азербайджанскими режиссерами кинофильмов.

      Данный аспект не может не радовать, т. к. культура - важнейший отсек по продвижению общества к прогрессу. Особняком среди увидевших свет новых полнометражных лент стоит работа нашего талантливого соотечественника Эмиля Гулиева - "Pərdə" ("Занавес"), по той причине, что в данном фильме в художественной форме мастерски выводятся на поверхность актуальнейшие для нашего общества проблемы.

      В этой связи не просматривается никакой парадоксальности и в том, что говорим мы о картине, которую после просмотра один из зрителей охарактеризовал "социальным роликом", в преддверии Дня солидарности азербайджанцев. Тонкость тут в том, что в период этого праздника в обществе  значительно чаще обычного слышатся разговоры о патриотизме, культуре, менталитете, традициях, обычаях нашего народа. Наверное, по-другому и быть не может. Другое дело, насколько некоторые из проявлений, "общепризнанно" считающихся ментальными, двигают социум вперед?

      Безусловно, речь совершенно не идет о таких прекрасных завоеваниях нашего народа, как уважение младших к старшим, пиетет перед родителями. Но ведь, к сожалению, нередко движущей силой принятия значимых решений в семьях является как бы обязательность сопоставления планируемых шагов с тем, как их оценят окружающие (родственники, соседи, да и незнакомые). Все бы ничего, не касайся данные вопросы такого чувства, как любовь. А ведь последняя входит в ряд важных составляющих при создании новой ячейки общества, не так ли?  

      В целом, азербайджанская культура никогда не избегала освещения злободневных для социума проблем. Первенство здесь, безусловно, принадлежит выдающемуся мыслителю Мирзе Фатали Ахундову, чьи произведения (скажем, "Обманутые звезды") не устаревают. Не меньший, чем М. Ф. Ахундов, патриот своего народа, просветитель Теймур бек Байрамалибеков публикацией одной из переданных им легенд о замужней красавице Мине также хотел привлечь внимание читателей к важным вопросам, подтачивающим общество. Любовь к родине Мирзы Алекпера Сабира и Джалила Мамедкулизаде не позволила и им оставаться в стороне от тех ментальных проблем, что тянули социум вниз. Не избегали освещения этих вопросов азербайджанские мастера слова и в советское время: Анар ("Шестой этаж пятиэтажного дома", "Лето в городе"), Чингиз Гусейнов ("Магомед, Мамед, Мамиш"), братья Рустам и Максуд Ибрагимбековы ("Допрос", "И не было лучше брата") и т. д. "Тонкие" вопросы рассматривались и в азербайджанском кинематографе, в частности, режиссерами Арифом Бабаевым ("Последняя ночь детства", "День прошел"), Расимом Оджаговым ("Перед закрытой дверью", "Hem ziyaret, hem ticaret") и др.   

      Так вот, Эмиль Гулиев оказался достойным продолжателем азербайджанской школы кино, высвечивая в своих короткометражных и первом художественном фильмах социальные вопросы. Пусть у него и нет специального кинематографического образования, но талант позволил представить публике профессиональный материал - как в художественном плане, так и по звучанию (заложенной в фильм идее).

      В свою очередь, актеры будто не играли роль, а проживали ее, передавая дух героев. Поэтому зрители в немалой степени узнавали самих себя, вернее, слышали свои сокровенные мысли, неозвучиваемые прилюдно сомнения. Но никакой случайности тут нет. Э. Гулиев говорит: "Наша проблема в том, что наши режиссеры не хотят снимать местное кино. Они стараются представить его, как иностранный, чтобы покорить их зрителя" (lady.day.az)". Эмиль же создал реально "местное кино", отразившее нашу жизнь с того ракурса, о котором далеко не всегда принято говорить вслух.

      Художественное воплощение Свободы выбора

      Что есть свобода и где искать ее грань? Насколько верно мы обрисовываем для самих себя и окружения горизонт свободы выбора, в особенности в такой хрупкой категории, как любовь и создание семьи?

      Менталитет. Как часто мы слышим и сами произносим сентенции о менталитете, будто искусственно очерчивая круг, за который потом сами же не можем выйти. Опять-таки, речь не о тех положительных нормах, что вжились в наше общество (уступать место старшим и беременным в транспорте, поднять кусочек хлеба с тротуара и т. д.). Но ведь мы сами прекрасно знаем, насколько иногда вынужденными бывают наши шаги, которые внутри себя мы не хотим совершать, а в это время в мозгу клокочет: «Так принято», «Как отреагируют родственники (соседи, сослуживцы...)?». Хотя перед глазами факты, когда некоторые семьи оказались несчастливыми только потому, что родители волею обстоятельств ("не принято" и "что скажут...") не решились прислушаться к сыну или дочери, в которых души не чают, буквально умоляющих отказаться от заблаговременно назначенной свадьбы. 

      Эти и сопутствующие им вопросы Э. Гулиев рассматривает в своем "Занавесе". Что мы в иносказательном смысле подразумеваем под занавесью, то есть той самой perde, которую нередко желали бы с силой одернуть или даже смачно сокрушить, но не позволили себе этого из-за "yaxsi deyil" или "неправильно поймут"? Хотя, возможно, одергивание занавески позволило бы проникнуть в нашу жизнь светлым краскам, аналогично тому, как лучи солнца уверенно пробиваются ранним утром в квартиру, когда мы уверенно отодвигаем шторы. Но откуда, если мы сами ограничиваем собственную свободу (а в ряде случаев и свободу детей) там, где это совершенно не уместно?

      Э.Гулиев умело расширяет тематику, обрисовывая ситуацию, при которой perde, становясь защитной броней во многих щепетильных (неафишируемых) моментах, фактически оказывается эдаким прикрытием в форме фигового листочка. Только вот прикрытием чего? Да и во имя каких целей? Стереотипы, штампы так въелись в нас, что мы вынуждены "прикрываться" занавеской, в определенные минуты ловя себя на мысли, что оказались в ее плену. А если вслед за этими "занавесочными" актами (спектакль, никак не иначе!) последует реальная жизненная драма, еще более отдаляющая путь к свету?

      Своим фильмом Э. Гулиев попытался привлечь внимание общественности к злободневным вопросам. Причем, через призму национального колорита. В диалогах героев мы слышим самих себя. Наши внутренние переживания, когда понимание собственной правоты и желание озвучить ее вслух наталкивается на жесточайшее собственное "yaxşi deyil".

      Наверное, у многих зрителей остаются сомнения по окончании картины - был все-таки убит брат героини своим другом? Что произойдет на следующий день после свадьбы, "официально" соединяющей в единую семью людей, не любящих друг друга? Почему зло не наказано? Однако, Э. Гулиев, называя вещи своими именами, беседует с залом как напрямую, так и в полутонах. Но может ли быть по-другому, ежели отсутствует однозначный рецепт по избеганию социальных минусов, отравляющих жизнь? Наверняка, лишь социум в целом (общими усилиями) в силах преодолеть собственные слабости.

      Громогласная же постановка Э. Гулиевым озвученных вопросов, к тому же в обрамлении слез главных героев в конце картины и отсутствия хэппи-энда, огромнейший плюс в этом направлении. Потому автор и посчитал выход данного фильма одним из значимых итогов года в социально-культурной сфере страны.

      Но ограничивается ли эта пресловутая perde только отображенными в ленте нюансами? Сколько еще схожих занавесок в нашей жизни...Если в ряде случаев они заговаривают (т. е. не одергиваются) на пути к созданию семьи, точно так бездействуют (или наоборот, функционируют?) при уходе людей из жизни. Правда, в данном разрезе perde окутывает родственников покинувшего земную жизнь, рассуждающих приблизительно в том духе, что обязательно (именно так!) нужно провести (справить?) yas (поминки) на уровне не ниже, чем соседи или родственники. Иначе " yaxşi deyil " или "соседи косо посмотрят". И не суть важно, как к покойному относились при жизни, главное, чтобы было "как у всех", "как принято". И вот люди, еле сводящие концы с концами, вынуждены ухищряться для проведения поминок на "качественном" уровне. Ничего страшного, что на мероприятии покойный даже не вспоминается, а собравшиеся бурно обсуждают последние перипетии геополитики, пути выхода из экономического коллапса или последние новости из мира шоу-бизнеса. Главное, родственники покойного сумеют произнести фразу: "Yasi yola verdim!". Потому и плодятся в городе merasim-залы, как в свое время росло число заправок и домов торжеств.

      Возможно, yas-овский ракурс - тема для следующих фильмов (или публикаций) на социальную тему. Ну а нам в преддверии Дня солидарности хочется поблагодарить весь творческий коллектив, приложивший руки, талант, мозг, душу и сердце в создание прекрасного азербайджанского фильма "Pərdə"!

      Источник: Azeri.Today

      Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



        ПОДЕЛИТЬСЯ  





        САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ