• ЭКСКЛЮЗИВ

      
    «Трамп не уступит Путину сферу влияния на постсоветском пространстве»  
     Обозреватель Forbes на связи с Azeri.Today 

      15 Февраля 2017 - 16:27 

        1681   



       Отдел политики

      Интервью Azeri.Today с американским экспертом по вопросам внешней политики,  обозревателем влиятельного американского журнала Forbes, членом Международного института стратегических исследований, экспертом Института мировой политики Полом Койером.

      - Внимание мирового сообщества по-прежнему приковано к Дональду Трампу. А что сами американцы ожидают от Трампа?


      - Американцы встревожены разрушением мирового порядка в течение последних нескольких лет, существованием горячих точек, которые создают впечатление "мира в огне". Основные кризисы включают ИГИЛ, восприятие агрессивного поведения и поддержки терроризма со стороны Ирана (включая "Хезболла" и других поддерживаемых Ираном террористических групп на задворках Америки, в Венесуэле), ядерной угрозой со стороны Северной Кореи, экспансионистской деятельности Китая на востоке и юге Китайского моря и его издевательством над своими соседями, действиями России на востоке Украины и угрозой, ощущаемой странами Восточной Европы и Балтики и т.д. Многие американцы считают, что мир пришел к этому из-за снижения присутствия США при Обаме и заполнения вакуума другими, менее качественными актерами. Американцы, которые голосовали за Трампа, ожидали, что он имеет более эффективный план для решения этих проблем, чем то, что было сделано Обамой. Но американцы не поддерживают агрессивное вмешательство за рубежом и стремятся к сбалансированной внешней политике, которая подразумевает разумное использование американской силы для сдерживания злокачественных актеров, не требуя бесконечных обязательств денег, крови и усилий.

      В некотором смысле Трамп сталкивается с американским народом и глобальной ситуацией, несколько напоминающей положение, когда Ричард Никсон пришел к власти в 1969 году в разгар войны во Вьетнаме. Так, Никсон, например, призвал американских союзников взять на себя большую ответственность за общую защиту существующего международного порядка. Риторика Трампа имеет ту же цель - он пытается подтолкнуть американских друзей, партнеров и союзников на поддержание этого порядка в ответ на большую защиту.

      Внутри страны американцы чувствуют усталость политикой левого крыла, которая стремилась разделить нацию по расовому, этническому, экономических и другим признакам и подчеркнуть "политику идентичности" способом, приведшим к глубокому разделению и раздробленности в стране. Одним из примеров этого была отрицательная реакция американцев, голосовавших за Трампа, прямая, без обиняков речь Трампа нашла отклик у многих американцев, уставших от риторики Обамы и левого крыла, чья риторика определяется политической корректностью и идеологического неприятия правды и решения сложных вопросов, затрагивающие общество, от расового конфликта до экономического неравенства и возможности свободы вероисповедания и однополых браков и т.д. Американцы, голосовавшие за Трампа, ожидают, что Трамп продолжит говорить правду и чтобы позволить его риторике определяться ложным чувством политической корректности, они хотят перемен в политической культуре в Соединенных Штатах для изменения и решительного отрицания политической культуры левого крыла.

      - Как глубоко президентство Трампа разделило американское общество?

      - Ваш вопрос предполагает, что нынешние разногласия в американском обществе возникли только на протяжении последних недель, с тех пор как Дональд Трамп стал президентом, или в течение последних трех месяцев, с тех пор, как он выиграл президентские выборы? Раскол в американском обществе стал углубляться вдоль идеологических линий с середины и до конца 1960-х г.г.

      Бурную реакцию левого крыла на избрание Трампа можно увидеть сегодня в виде грабежей, беспорядков, вооруженных нападений на всех, кто не согласен с ними, нападений на сотрудников полиции, в препятствовании движения по крупным дорогам, поджоге зданий, транспортных средств и т.д. Все это указывает, на мой взгляд, на панику среди левых в Соединенных Штатах, которые, после восьми лет крайне левой администрации Обамы, пришли к ошибочному заключению, что они были доминирующей силой в американском обществе и культуре и что они будут всегда контролировать механизмы государственной власти. Это также иллюстрирует истинную природу их идеологии, которая является авторитарной и крайне недемократичной, поскольку отрицает свободу слова тех, кто не согласен с ними, и ставит под угрозу их политических противников с применением насилия. Это крайне неамериканские ценности, которые уже давно характеризуют левое крыло в США.

      В 2012 году сторонники Обамы пригрозили бунтом, если Обама не будет переизбран. Или вот еще один пример: опросы в разгар президентства Обамы показали, что никогда еще в американском обществе не было такого раскола. Это произошло за несколько лет до того, как Трамп заявил о намерении участвовать в президентских выборах. Так что президентство Трампа не является причиной давних разногласий внутри американского общества – оно лишь подчеркнуло тот раскол, который существует уже давно.

      Полное разъяснения всех различных идеологических и философских различий, которые определяют текущие разногласия в американском обществе, заняло бы много времени, но они имеют мало общего с Дональдом Трампом,  так как существовали на протяжении десятилетий до его избрания. Барак Обама усугубил эти разногласия в значительной степени благодаря его склонности управлять посредством исполнительных актов, а не через демократический процесс, и то же самое можно сказать о левых в целом, которые стремились внести важные социальные, культурные и политические перемены в Соединенных Штатах, как правило, через судебную систему - путем создания судебных дел и стремясь убедить федеральных судей в эффективности изменения закона посредством судебных решений, а не попытками сделать это через выборы или общественные плебисциты, которые левые регулярно проигрывали (это одна из причин, по которой массовый опрос в 2012 году показал глубокий раскол среди американского народа в политическом и культурном отношении – этот раскол усугубляется иерархическим стилем управления Обамы и Демократической партии). Именно по этой причине Дональд Трамп в своей инаугурационной речи заявил, что его избрание было примером не только перехода власти в Вашингтоне от Демократической к Республиканской партии,  но и смещение власти от тенденции навязывания серьезных изменений американскому народу к возврату власти народу.

      Победа Трампа на выборах, во многом, представляла возрождение традиционного американского видения, в соответствии с которым самоуправление не только означает возможность избирать политических лидеров, но и то, что политические лидеры не имеют конечной политической власти и не направляют страну. Этот контроль, скорее, осуществляется местными сообществами, внутри которых таких волонтерские организации как церкви, бой-скауты, ассоциации родителей и преподавателей, небольшие бейсбольные клубы, такие общественные организации, как "Ветераны зарубежных войн", Иностранный легион и ряд других частных организаций, помогали формировать американское общество с самых истоков и служили местными площадками для приобретения гражданами опыта управления своими сообществами без прибегания к помощи государства или местных властей. Эта философское противоречие является одним из крупнейших видимых противоречий внутри американского общества, а победа Трампа в первую очередь отделила тех, кто считал, что граждане должны контролировать направление нации посредством шагов, предпринимаемых внутри тысяч сообществ по всей стране и что роль правительства состоит в поддержке политической среды, внутри которой американский народ может управлять собой в местном масштабе.

      Такая агрессивная реакция на выборы Трампа во многом обусловлена шоком, который испытали лефтисты (лефтизм - идеология ултра-левых), считающие что они политически маргинализовали тех, кто придерживался более традиционного видения американского самоуправления, основанного на истории, и лефтистами, которые были уверены, что будут вечно контролировать механизмы политической власти в Вашингтоне из-за демократических и культурных перемены. По убеждению лефтистов, именно эти перемены  обеспечат им постоянное политическое большинство в Вашингтоне. Они ошиблись и им сложно принять тот факт, что более традиционная часть американского общества все еще способна побеждать в выборах и препятствовать абсолютной власти лефтистов над США.

      Более глубокая проблема связана с историческим чувством национального самосознания американцев. Современное политическое левое крыло, символами которого являются Барак Обама и Демократическая партия, наступательно пыталось сменить наше восприятие национального самосознания, чтобы сделать его крайне светским и снизить влияние христианства на общество, так как христианство до недавнего времени доминировало над культурной и политической жизнью Америки, в то время как Республиканская партия стремится представлять тех, кто рассматривает США в качестве исторически глубоко религиозной нации и кто считает, что агрессивное вытеснение религии из нашей общественной жизни – это не то, к чему стремились наши отцы-основатели.

      Этот конфликт по поводу национального самосознания Америки продолжится. Лефтисты будут пытаться вытеснить влияние христианства на общество, в то время как консерваторы будут стараться удержать его и защитить права глубоко верующих людей в США на политический и культурный выбор, который лефтисты также стремились нейтрализовать. Эта глубокая культурная борьба является еще одной основной причиной победы Трампа. Хотя Трамп не является набожным христианином и он не всегда вел, как выражаются американские христиане, безгрешную жизнь. Но набожные христиане голосовали за Дональда Трампа, так как считали, что он примет усилия, чтобы остановить постоянные атаки на роль христианства в общественной жизни Америки.

      Опять же, этот глубокий культурный раскол внутри США не будет преодолен так быстро, и это повлияет на природу внешней политики Америки в долгосрочной перспективе, по мере того, как сами американцы борются за свою страну и ее взаимодействие с остальным миром.

      - Какую внешнюю политику будет осуществлять администрация Трампа?

      - Как я уже отметил, в настоящее время в администрации Трампа работают люди, чья точка зрения о национальной идентичности Америки и её роли в мире резко контрастирует с точкой зрения администрации Обамы. В качестве одного из практических примеров можно показать вопрос геев и трансгендеров, в котором администрация Обамы добивалась от зарубежных стран узаконивания однополых браков,  и включила такие вопросы в центральную часть американской дипломатии и зарубежного сотрудничества до такой степени, что  отдалила традиционных друзей и союзников, пытаясь навязать послов нетрадиционной национальности традиционным, католическим странам  и открыто отказываясь принимать христианских послов из других стран, в которых однополые браки не разрешены (это имело место в Молдове год назад или около того). Такой акцент расстраивает не только многих американских союзников и партнеров, но также многих американских дипломатов, которые не поощряют тяжелый акцент на таких вопросах, особенно когда данный акцент приводит к тому, что Соединенные Штаты упускают из виду вопросы, имеющие более фундаментальное значение для американских дипломатических партнеров. Это изменится при администрации Трампа, которая будет уделять гораздо меньше внимания прогрессивным программам социальной инженерии, и больше внимания - традиционной дипломатии и геополитическим проблемам.

      Трамп заявил, что он хочет вернуться к более традиционной консервативной внешней политике, в рамках которой Соединенные Штаты не будут пытаться агрессивно распространять свою политическую систему, будут гораздо меньше проводить прогрессивные программы социальной инженерии, но желает просто быть примером превосходства модели развития, в которой свободные рынки соединены с представительным правительством. Он и многие из его советников считают, что, делая это, Соединенные Штаты могут помочь подорвать некоторые нелиберальные выступления против Соединенных Штатов, в том числе со стороны России и Китая. Трамп верит в меньший интервенционизм США за рубежом. Его представление об идеальной американской роли в мире, пожалуй, лучше всего воплощено в известной речи Государственного секретаря Адамса, который описал американскую роль в мире следующим образом:  "Там, где должен быть раскрыт уровень свободы и независимости, там будет ее сердце, ее благословение, и ее молитвы. Но она идет за границу не в поисках монстров, чтобы уничтожить их. Она - доброжелатель, и желает свободы и независимости всем. Она является чемпионом и защитницей только своей собственности. Она будет одобрять общий мотив, к благосклонностью относясь к последователям своего примера".

      Следовательно, при президенте Трампе Соединенные Штаты не будут стремиться к активному вмешательству в дела других стран так же легко, как это было в прошлом, но, тем не менее, не приостановят использование жесткой силы для того, чтобы защитить то, что они считают законными национальными интересами Америки, а также национальными интересами друзей и союзников. В отличие от других, Трамп действительно понимает значение союзнических и партнерских отношений Америки, и считает, что нынешний международный порядок под руководством США является благоприятным порядком, который привел к распространению свободных рынков, представительного правительства, и защите прав человека во всем мире. Однако, в отличие от Барака Обамы, он не верит, что американская внешняя политика должна быть согласована с идеологическими целями таких людей, как Джордж Сорос и организаций, финансируемых со стороны и согласованных с такими людьми, как Сорос.

      - Как Трамп будет строить отношения с основными геополитическими противниками США - Россией и Китаем?

      - В отличие от Обамы, Трамп не считает, что "национализм" является нецензурным словом, и считает, что здоровое чувство национальной и культурной идентичности необходимо для хорошо функционирующего государства, и что это, в свою очередь, также повышает, а не умаляет благосостояние более обширного мира. В этом смысле его мировоззрение не противоречит мировоззрению Владимира Путина, что даёт этим людям гораздо больше шансов найти области, в которых они могли бы сотрудничать, чем Путин когда-либо имел с Обамой. Трамп не верит в доминирование левых, прогрессивных ценностей, и не будет направлять полномочия правительства США на продвижение таких ценностей за рубежом, что также уменьшит зоны конфликта с Владимиром Путиным и другими. Также полезным будет тот факт, что Путин не относится к Дональду Трампу непочтительно, как он относился к Бараку Обаме и Хиллари Клинтон, в частности, из-за глубокой коррупции, которая являлась отличительной чертой использования Фонда Клинтона Биллом и Хиллари Клинтон, сформировавшей мнение Путина о Хиллари как о лицемерном политике.

      Трамп построит мосты к Владимиру Путину, при этом, относясь к нему с большим уважением, чем Барак Обама, чье полное презрение к Путину было  очевидным. Это отсутствие уважения затронуло за живое как самого Владимира Путина, так и русский национальный дух,  который ранил хаос 1990-х годов и  чувство того, что Россия была меньшей силой с меньшей способностью сформировать регион своего существования. В то время, как Барак Обама относился к Владимиру Путину с полным пренебрежением, и называл Россию лишь «региональной державой», целенаправленно оскорбляя чувства русского народа, Дональд Трамп будет относиться к России с большим уважением. Этого психологического фактора будет достаточно, чтобы проложить путь для более тесного сотрудничества.

      Тем не менее, есть вероятность того, что никакой "большой сделки" между Трампом и Путиным не произойдет  из-за существующих фундаментальных различий. Например, несмотря на заявления  во время президентской кампании, президент Трамп никогда не признает, что Крым по праву является территорией России.

      Скорее всего, эти два человека рассмотрят более мелкие области, в которых они могут найти точки соприкоснования и перекрывающиеся области национальных интересов, которые создадут условия для ограниченного сотрудничества.

      В отношении Китая советники Трампа считают, что можно поддерживать сильные и партнёрские отношения с Пекином, одновременно проводя курс против дальнейших стратегических успехов Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе за счет Соединенных Штатов. На самом деле, как некоторые из них писали ранее, они считают, что отношения с Китаем улучшатся после того, как Соединенные Штаты займут твердую позицию в защиту своих законных национальных интересов и интересов своих друзей и союзников в регионе. Так сложилось исторически, что американо-китайские отношения были сильнее, когда американское правительство установило четкие границы и имело авторитет для поддержания этих границ – чего, по мнению китайцев, не удалось достичь Бараку Обаме. Вопреки тому, что пишут многие аналитики, экономика Китая не так сильна, как многие думают, и путем конфронтации с Соединенными Штатами Китай может потерять больше, чем Соединенные Штаты, как в экономическом, так и в политическом плане. Трамп имеет лучшее понимание американских экономических и политических рычагов с китайцами, чем Обама, и будет разумно  использовать эти рычаги, одновременно обеспечивая большое количество положительных средств поощрения для предотвращения таких случаев, как кража интеллектуальной собственности.

      - Будет ли Трамп противостоять устремлениям Москвы на лидерство на постсоветском пространстве?

      - Вопреки мнению многих,  Дональд Трамп, скорее всего, не уступит Путину "сферу влияния" на постсоветском пространстве с целью достичь большой сделки с Владимиром Путиным. Многие из советников Трампа рассматривают Владимира Путина и Кремль как угрозу международному порядку под руководством США, а также считают, что его авторитарные, анти-демократические ценности не совместимы с представлением Америки о мире. В то же время, Дональд Трамп не будет пытаться агрессивно распространять демократию, но видит роль США в мире в том, чтобы продемонстрировать превосходство свободных рынков и представительного правительства через успех нашей собственной политической системы, а не через агрессивные попытки заставить другие страны принять ее.

      - Будет ли Трамп обращать внимание на конфликты в бывшем Советском Союзе?

       - Трамп сконцентрируется на радикальном Исламе, в том числе, на угрозах как со стороны таких негосударственных субъектов, как ИГИЛ и Аль-Каида, так и со стороны государственных субъектов и спонсоров терроризма, таких, как Исламская Республика Иран, а также на вызове от Китая, который, по мнению Трампа, угрожает подорвать процветание и непрерывное экономическое и политическое развитие в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Эта иерархия стратегических восприятий угрозы, вероятно, подтолкнёт Трампа и его команду на разработку второстепенного плана для продолжающихся конфликтов в Украине, а также кипящую борьбу за влияние на большей части остальной территории постсоветского пространства. Трамп не уступит Путину сферу влияния на этой территории, но и не будет стремиться к большей конфронтации по этому региону. Я считаю, что Трамп и его команда превратит своё несогласие с Москвой по поводу постсоветского пространства предметом долгосрочных переговоров, которые будут развиваться в положительном направлении, как и  доверие и сотрудничество в других областях - таково мое ожидание.

      - Члены администрации Трампа назвали Иран серьезной угрозой и террористическим государством. Приведёт ли это к военной интервенции США в Иране?

      -  Если под "военной интервенцией" США в Иран вы имеете в виду вторжение в Иран, то, нет, конечно, этого не будет. Авиаудары по иранским ядерным объектам также маловероятны. Трамп и его команда будут использовать американскую военную мощь в целях блокировки обратного хода или поддержки международной системы и ее норм, но не в агрессивной манере, как должно быть ясно из последовательных критических замечаний Трампа во время президентской кампании прошлых лидеров США, которые, как считает Трамп, были слишком готовы к использованию вооруженных сил США для того, чтобы переделать мир под наши интересы. Соединенные Штаты имеют большие средства для оказания влияния на Иран. Именно санкции США привели Иран к столу переговоров, а потом Обама с легкостью отказался от этого рычага ради соглашения сомнительной важности.

      Все, что было сказано, особенно насчет того, что если Тегеран продолжит пытаться угрожать США и суднам их союзниках, работающим в Персидском заливе, является более жёсткой реакцией США на провокации Ирана, чем это имело место при президенте Обаме. Унизительный образ американских моряков на коленях перед силами Иранской революционной гвардии, вынужденных "извиняться" для работы в международных водах, не повторится. ВМС США во главе с президентом Трампом также не будут столь  сдержанными перед множеством мелких, иранских катеров,  которые предупреждали военно-морские суда США не приближаться к их водной территории, как это было при Обаме . Если иранские катера будут угрожать возможности военно-морских судов США работать в Персидском заливе или в другом месте в международных водах вблизи Ирана посредством таких действий, как плавание вблизи военно-морских судов США, я думаю что морские надводные корабли США обстреляют пару иранских катеров, если они не отреагируют на предупреждения. Трамп считает, что демонстрация решимости наглядно покажет авторитет, и он также считает, что Обама абсолютно не обладал авторитетом, а также, что это отсутствие авторитета было одной из причин ухудшения международного порядка при Обаме. Трамп и его команда считают, что после установления авторитета, фактическое применение силы становится гораздо менее необходимым. Если Иран сомневается в авторитете США под руководством Трампа, то Трамп позволит ВМС США защитить себя от иранских угроз силой. Это область, в которой, я считаю, может возникнуть фактический военный конфликт, хотя и небольшой.

      Источник: Azeri.Today

      Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



        ПОДЕЛИТЬСЯ  





        САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ