• ЭКСКЛЮЗИВ

      
    «Стратегическая ловушка для Беларуси»  
     Спецпроект Azeri.Today: «Трибуна зарубежных экспертов» 

      22 Марта 2017 - 10:04 

        3911   



       Юрий Царик
      председатель наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Беларусь), специально для Azeri.Today

      20 марта, обсуждая с военными замысел стратегических учений «Запад – 2017», Александр Лукашенко заявил, что Беларусь «не собирается сворачивать сотрудничество с Россией в военной области из-за возникших разногласий в других сферах».

      Беларусь – сдерживающий союзник

      Данное утверждение является логичным продолжением внешнеполитического курса, проводившегося Минском с начала украинского кризиса. Суть этого курса состоит в том, чтобы играть роль «сдерживающего союзника» России. С одной стороны, оставаться полностью лояльным участником интеграционных образований и оборонительных союзов с участием России (ЕАЭС, ОДКБ, Союзное государство). А с другой стороны – не поддерживать агрессивные намерения и планы Москвы, в том числе – не позволять использовать для их реализации и продвижения интеграционные структуры.

      Данная позиция дала Минску стратегическое преимущество. С одной стороны, пророссийская риторика позволила избегать обвинения Москвы в нелояльности. А с другой стороны, реальный вклад в укрепление безопасности региона и сдерживание агрессивных намерений России обеспечивал лояльное отношение к Минску со стороны Запада.

      Однако, как и следовало ожидать, данный стратегический замысел был проанализирован Москвой. В результате родилась соответствующая стратегия Кремля по «усмирению» белорусского руководства.

      Россия – экспортёр нестабильности

      Целью Москвы является превращение Беларуси в «серую зону» - территорию нестабильности, источник рисков и угроз для близлежащих стран (Литвы, Латвии, Украины, Польши) и одновременно – военно-стратегический плацдарм Российской Федерации в противостоянии с ЕС и НАТО. Для того, чтобы достичь данной цели, возможны два сценария: 1) получение согласия действующего белорусского руководства на выполнение условий Москвы в качестве односторонней уступки; 2) дестабилизация Беларуси и осуществление контроля территории страны гибридными методами. При этом оба сценария предполагают односторонние действия Москвы и отсутствие финансирования союзника. То есть, у нынешнего руководства Беларуси была возможность согласиться на размещение российских войск в стране только в порядке односторонней уступки, без встречных обязательств для Москвы.

      После того, как вопрос о размещении в Беларуси российских баз (авиационной, ракетной и сухопутной) был закрыт белорусской стороной в конце 2015 года, Москва приступила к реализации нового этапа своей стратегии в отношении Минска. Данный новый этап характеризуется отсутствием для Минска возможности выбрать первую из обозначенных выше опций. Единственной опцией стала дестабилизация Беларуси и превращение её в серую зону.

      Москва осуществила и продолжает осуществлять необходимые приготовления к такому шагу. В частности, активно началось замещение белорусской пищевой продукции на российском рынке. Активно развивается инфраструктура, связывающая Калининградский анклав с Россией в обход Беларуси. На белорусско-российской границе размещены войска, создана приграничная зона. Россия создаёт дублирующие производства по важнейшим направлениям (например, создано шасси для комплексов С-400 на базе российского «КамАЗа»). Делаются иные шаги.

      Параллельно резко сокращаются финансовые потоки, доступные для Беларуси. Прекращена кредитная поддержка, ограничен импорт продовольствия, сокращены поставки нефти, объявлен отказ в предоставлении скидок на газ и так далее. Всё это предотвращает переход белорусской экономики к экономическому росту, способствует продолжению стагнации и рецессии.

      Ловушка интеграции

      При этом российская сторона продолжает практиковать риторику приверженности интеграционным инициативам. Для Кремля принципиально важно, чтобы не Россия выглядела инициатором ухудшения двухсторонних отношений, а сама Беларусь. И в этом смысле демарши Минска, начиная от ареста пророссийских колумнистов и заканчивая критикой ЕАЭС, вполне на руку Москве.

      Ситуация состоит в том, что при «хорошем» поведении Минска, давление на него будет усиливаться медленно; при плохом – быстро. А пути обратно, к нормализации отношений, уже не осталось.

      Серьёзность данного положения дел и неготовность к нему Минска порождает множество иллюзий у белорусского руководства. Это иллюзии того, что что-то ещё можно изменить, что от Минска что-то зависит.

      Именно такими иллюзиями объясняется союзническая риторика Александра Лукашенко в последние недели. Эта риторика состоит в следующем:

      1) подчёркивать различие интересов России и В.Путина с одной стороны и «олигархов» и «коррупционеров» в российском руководстве с другой стороны;

      2) критиковать российских олигархов и связанных с ними чиновников;

      3) утверждать, что интересы Беларуси и «подлинные интересы» России совпадают.

      В подтверждение этой риторики Минск, например, делает попытки начать уголовное преследование главы Россельхознадзора Сергея Данкверта в связи с его действиями, наносящими ущерб Республике Беларусь. В этом же русле осуществляется преследование пророссийских колумнистов и попытка преследования шеф-редактора ИА «Регнум» Юрия Баранчика.

      Однако использование данной риторики в 2010 году показало свою неэффективность и привело к политической катастрофе декабря 2010 года и последующим трагическим событиям. Использование же её сегодня, после формирования в России «крымского консенсуса», является грубейшей ошибкой.

      В России антизападничество и видимость борьбы с коррупцией были использованы властью для сублимации антилиберального и антиолигархического поворота. На этом фоне А.Лукашенко, нормализующий отношения и не желающий воевать с Западом, по определению выглядит как «предатель» интересов России. Его же вмешательство во внутренние дела России в форме «антиолигархического популизма» выглядят для российской аудитории как подрыв единства российского общества. Кроме того, данная риторика цементирует антибелорусский консенсус среди российского истеблишмента. В то же время она не приносит никаких позитивных результатов ни внутри Беларуси, ни на международной арене. Скорее наоборот, для международного сообщества создаёт впечатление того, что Минск лишь торгуется за лучшие условия жизни в сфере влияния Москвы, а не борется за реальную независимость и суверенитет.

      Реализм и национальные интересы

      Александр Лукашенко часто заявляет о том, что участие Беларуси в интеграционных образованиях должно руководствоваться национальными интересами. Однако, кроме того, оно должно руководствоваться реалистичными оценками происходящего.

      Все стратегические решения в отношении Беларуси в Москве уже приняты. И хотя будущее ещё не наступило, на самом деле уже сейчас ничего в этих решениях изменить нельзя. Полный сброс обязательств России перед Беларусью является свершившимся фактом, хоть ещё и не в полной мере проявившимся в реальности. Это будущее настоятельно требует своего признания и учёта.

      Единственной стратегией для Беларуси в её отношениях с Россией в этих условиях является успешное выживание и сохранение своей состоятельности как государства. Нет смысла апеллировать к братству, справедливости или общей истории (разве что в инструментальных целях циничного пиара). Нет смысла ставить во главу угла то, как российское общество воспримет те или иные шаги Беларуси (способов у Минска повлиять на это просто не осталось). И уж тем более нет смысла надеяться на то, что Москва вдруг всё-таки окажет поддержку (если вдруг окажет – то и хорошо, но не за уступки со стороны Минска).

      Беларусь может полагаться только на свои силы, на свою способность модернизировать экономику, диверсифицировать внешние связи, построить новые коалиции, союзы и партнёрства, обеспечить согласие в обществе и внутреннюю стабильность, защитить свои рубежи, территориальную целостность и конституционный порядок. И если всё это Минску удастся сделать, то в будущем возникнет новое окно возможностей для выстраивания иного типа отношений с Российской Федерацией, на подлинно равноправной цивилизованной основе.

      То же справедливо и для всех других стран постсоветского пространства в их отношениях с Россией. Постсоветская эпоха завершилась.

      Примечание: Данный материал был подготовлен в рамках спецпроекта Azeri.Today: «Трибуна зарубежных экспертов»

      Источник: Azeri.Today

      Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



        ПОДЕЛИТЬСЯ  





        САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ