•   26 Августа 2016 - 17:07 

          1919   

        ЭКСКЛЮЗИВ    

        «Запуск крылатых ракет с Каспия – это демонстрация Россией силы местным игрокам»  Azeri.Today из Украины 

       Азер Мустафаев
      Автор Azeri.Today

      Интервью Azeri.Today с украинским военным экспертом Центра исследований, армии, конверсии и разоружения Владимиром Копчаком.

      - На днях турецкий спецназ вошел в Сирию для борьбы с курдскими военными отрядами и ИГИЛ. Турецкие войска уже освободили сирийский город Джараблус. На ваш взгляд, как далеко продвинутся турецкие войска?

      - В самом вопросе привязка борьбы Анкары на территории Сирии с курдами к борьбе против ИГИЛ выглядит, мягко говоря, притянутой за уши. Ибо логика «все против всех» не работает даже в сирийской войне. Как минимум, потому что курдские формирования не являются – опять же, очень мягко говоря – союзниками «черных».

      Очевидно, что целью турецкого военного вторжения в Сирию есть, в том числе, и одна из превентивных мер по решению «курдской проблемы», а борьба с Халифатом (реальная, на уровне лозунгов, либо же ее имитация) является для Анкары правильным и удобным фоном. Возможная федерализация Сирии с появлением курдской автономии на границе – страшный сон Анкары, поэтому масштабное вступление Турции в войну в Сирии было вопросом времени. Нужен был только удачный повод, который мы сейчас наблюдаем, в том числе, в виде «внезапного» потепления до недавнего казавшихся основательно разорванных отношений с Москвой.

      Анкара сейчас в беспроигрышной ситуации: для турок любые курдские формирования – от РПК до активно действующих на территории Сирии PYD и YPG – являются террористическими образованиями, поэтому впоследствии формально удары по ним могут наноситься под вывеской борьбы с терроризмом, спокойно уживаясь с борьбой против Халифата…

      Как далеко продвинутся турецкие войска, зависит от нескольких факторов. Помимо стойкости Халифата (а потом и курдов, столкновения с которыми – как минимум, ситуативные – неизбежны), это будет зависеть, прежде всего, от того, какими и насколько конкретными были договоренности между Анкарой и Вашингтоном, и как скрупулезно они будут выполняться в ходе боевых действий. Именно согласованными действиями с США (а не с Москвой, как многим могло показаться) обусловлен турецкий рывок вглубь территории Сирии. Поддержка американской авиацией турецкого наступления - яркое тому свидетельство.

      Формально превентивную фазу операции для Анкары уже можно считать близкой к завершению. Под натиском турецких войск пал город Джараблус - Халифат потерял ключевой объект в северной Сирии. А взятие под контроль по периметру всего приграничного региона Сирии – вопрос временного отрезка в несколько недель. Дальнейшее продвижение на юг все больше будет означать войну не столько с «черными», сколько с курдами… И здесь уже вопрос содержания и соблюдения указанных выше договоренностей. Разговоры о том, что курды полностью потеряли поддержку США (в свете необходимости нормализации отношений с Турцией), считаю пока беспочвенными…

      - Как вы считаете, смогут ли Россия, Турция и Иран совместными усилиями полностью ликвидировать все ячейки ИГИЛ в Сирии?

      - Вопрос из разряда «можно ли победить мировое зло». Для начала не мешало бы ответить на вопросы: ставят ли на самом деле перед собой такую цель обозначенные участники процесса, и насколько прочен этот союзнический триумвират? Навскидку указанный союз не похож на монолит, он ситуативен и выглядит неестественно (в украинском языке есть хорошее слово – «неприродно»). В силу многих факторов.

      Турция в глазах Москвы до недавнего была «пособником террористов» и «торговцем нефтью с Халифатом» (в России, по-моему, до сих пор по инерции давят тракторами турецкие санкционные помидоры). Судя по реакции Минобороны Ирана, шоу россиян вокруг своего присутствия на авиабазе Хамадан не было оценено по достоинству в Тегеране… 

      Рассматривать такой вопрос в урезанном формате, вынося за скобки роль США, Великобритании, Израиля, Саудовской Аравии или Китая, на мой взгляд, не правильно. 

      Тем не менее, о главном мотиве Анкары в начавшейся ситуативной борьбе с Халифатом мы уже упомянули. Что касается Москвы, то на сегодня есть множество неопровержимых доказательств того, что российский контингент в Сирии воюет не только и не столько с Халифатом, сколько с теми, кто несет главную и непосредственную угрозу режиму Асада (речь, прежде всего, о войсках оппозиции - ССА). Ситуативная борьба с Халифатом – удобный международный фон для достижения ситуативных целей. 

      Участие Кремля в Сирии – это новый этап стратегии «множественности конфликтов». Конфликтов управляемых, тлеющих и возгорающихся по желанию Москвы. Это хорошо понимают в Украине, живущей более двух лет в условиях прямой агрессии со стороны России. Это не должны были перестать чувствовать и в Азербайджане в разрезе конфликта вокруг Нагорного Карабаха… 

      Надо понимать, что для многих игроков противостояние с ИГИЛ важно не как результат в виде победы, а как процесс – процесс, кажущийся сегодня нескончаемым. Это вялотекущая борьба, в том числе важна, как элемент торга. В этом плане весьма показательны тезисы России, звучащие на разных уровнях и направленные европейцам, которые можно объединить в один лозунг: «пока не будете с нами сотрудничать (читай, отмените санкции), вас будут взрывать»…     

      Сирия для России – это демонстрация силы, самоутверждения и присутствия. Демонстративные удары крылатыми ракетами с кораблей, базирующихся на Каспии, имели, мягко говоря, сомнительный военный эффект в борьбе с ИГИЛ на территории Сирии. Но это был сигнал многим. И, прежде всего, «местным» игрокам в Каспийском регионе на предмет того, кто здесь хозяин, и какие рычаги он готов применить для защиты своих интересов (в том числе, и в энергетическом сегменте).       

      «Углеводородный» фактор, на мой взгляд, будет играть ключевую роль в размерах присутствия, вытеснения Халифата с территории Сирии, как и региона в целом. Также как этот фактор сыграл ключевую роль в собственно факте появления ИГИЛ в регионе. Поэтому полностью ликвидировать ячейки ИГИЛ силами указанного Вами обособленного тройственного формата не удастся в силу отсутствия таких целей и, по сему, текущих возможностей у его участников.

      - А какие действия могут последовать за Западом в ответ на идущие процессы в Сирии?

      Главные европейские локомотивы – Франция и Германия – будут заняты выборами. Поэтому максимум, чего от них можно ожидать, - это «обеспокоенности». С Турцией будет продолжаться торг по безвизовому режиму (перспективы которого тают все туманнее) на фоне проблемы беженцев. По Сирии вряд ли стоит ожидать каких-то резких движений. Ведь оболочка «борьбы с терроризмом» для всего там происходящего создана и зафиксирована. Вашингтон, также погрязающий в предвыборную гонку, вряд ли, будет полностью аморфным к сирийскому вопросу. Хотя в Москве логично предполагают, что Кремль близок к цейтноту для решения многих своих геополитических проблем до утверждения новой президентской администрации в Белом Доме…                  

      Источник: Azeri.Today

      Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



        ПОДЕЛИТЬСЯ  


        САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ