• ЭКСКЛЮЗИВ

      
    «В Карабахе армяне нас и обстреливали, и камнями забрасывали»  
     Сотрудник бывшего Оргкомитета по НКАО в гостях у Azeri.Today 

      08 Августа 2017 - 16:12 

        3661   



       Отдел политики

      Интервью Azeri.Today с проживающим в России бывшим комсомольским и партийным работником ЦК Компартии Азербайджанской ССР, бывшим ответственным сотрудником Республиканского Оргкомитета по НКАО Олегом Исайкиным.

      - В первую очередь, расскажите, пожалуйста, о себе...

      - Я родился и вырос в Сумгайыте. В 1982-1984 г.г служил в рядах Вооруженных сил СССР. После демобилизации  продолжил учебу в институте, работал на заводе. В 1988 году, после сумгайытских событий, я перешел на работу в аппарат горкома комсомола.  

      Кстати, отвлекусь немного и расскажу о сумгайытских событиях февраля 1988 года. Хочу сказать, что никаких сотен погибших армян там не было. Погибло 26 армян. Также хочу сказать, что во многих кварталах Сумгайыта жители города - азербайджанцы, русские, лезгины - просто не пропускали погромщиков в свои дворы, говоря им, что тут армяне не проживают, хотя таковые там на самом деле жили. Я говорю это потому, что сам, своими глазами видел все это.  

      Потом я был секретарем горкома комсомола по идеологии. На последнем съезде комсомола Азербайджана меня выбрали секретарем ЦК. Затем получил назначение в Республиканский оргкомитет по НКАО - меня назначили руководителем оргбюро по работе с молодежью автономной области.

      - Непростое назначение, учитывая уже разгоравшийся сепаратистский костер в области. Как к вам отнеслась молодежь Карабаха?

      - Вы знаете, с азербайджанской молодежью Карабаха, с молодыми людьми в Шуше, Ходжалы, в других городах и селах, населенных преимущественно азербайджанцами, никаких проблем у меня никогда не было. Чего не скажешь об армянской молодежи, которая относилась к нам крайне отрицательно. Армянская молодежь отказалась идти на сотрудничество с нами, с представителями Баку.

      - Часто приходилось выезжать в НКАО?

      - Очень часто. Я за время работы в Оргкомитете объездил всю область вдоль и поперек. Ходжавенд, Аскеран, Гадрут, Степанакерт (Ханкенди), Шуша - где я только не побывал. В составе моего оргбюро были ребята, в основном, бакинцы, на которых я вполне мог рассчитывать в трудную минуту.

      - Совершались ли на вас покушения со стороны армян?

      - Случалось и такое. Нас и обстреливали, и камнями забрасывали. Как сейчас помню, как обстреляли нашу машину в Аскеране. Тогда наших раненых пришлось везти на бронетранспортере в Агдам. Но, к счастью, за все время работы в Оргкомитете у нас не погиб ни один человек. По крайней мере, при нас. А потом, уже после нас, после ухода Виктора Петровича Поляничко, произошла трагическая гибель виднейших государственных и военных деятелей Азербайджана и России в ноябре 1991 года. Я имею ввиду трагедию в небе над Гаракендом, когда погибли генпрокурор Исмет Гаибов, с которым я был близко знаком еще по работе в Сумгайыте, бывший министр внутренних дел Магомед Асадов, прокурор области Игорь Плавский, депутат Вели Гусейнович (Вели Мамедов - Ред.) и другие. Ни в коем случае нельзя было сажать столько важных государственных и военных деятелей в один вертолет. Это было глобальной ошибкой.

      - Как известно, в истории Карабахского конфликта было два комитета, которые решали диаметрально противоположные задачи. Сначала был Комитет особого управления во главе с Вольским, который желал передачи области Армении. Затем был создан Республиканский оргкомитет во главе с В. П. Поляничко, который, наоборот, пытался сохранить область в составе Азербайджана. Так ли это на самом деле?

      - Да, так. Вольский был ставленником Горбачева, и он выполнял его волю. Он не желал глубоко вникать в ситуацию. Тем самым Вольский еще туже затянул узел на этом вопросе. 

      Что же касается Оргкомитета и Поляничко, то он, во-первых, обладал колоссальным опытом работы в таких кризисных ситуациях (сказывалась работа в Афганистане), а во-вторых, стремился сохранить область в составе Азербайджана. Нужно признать, что Оргкомитет, начиная с января 1990 года, медленно, но верно, шаг за шагом возвращал НКАО в политико-правовое пространство Азербайджана. Виктор Петрович пытался освободить армянское население области от дурмана этнической нетерпимости, примирить два народа. И вы знаете, у него были очень серьезные подвижки в этом вопросе. Но грянул август 1991 года, ГКЧП, и все остановилось. 

      Если Поляничко и Оргкомитет поработали бы в этом направлении еще пару лет, то ему удалось бы погасить конфликт и сохранить область в составе Азербайджана.  Работать в этом направлении тогда было легче, чем сейчас. Тогда еще не было оккупированных территорий - Лачина, Кяльбяджара и других районов, азербайджанцы все еще жили в своих домах, на своей земле. По большому счету, прилегающие к НКАО районы тогда еще жили своей тихой и размеренной жизнью, а конфликт начинался, скажем, за последним блокпостом в Агдаме, в сторону Аскерана. А дальше уже были советские военнослужащие, которые охраняли мирное население, не позволяя бородачам-фидаинам осуществлять нападения на азербайджанонаселенные города и села. Однако после августовских событий в Москве, после удаления Поляничко из Оргкомитета, после гибели выдающихся государственных деятелей Азербайджана в ноябре 1991 года стало понятно, что это крах.  

      - Когда вы покинули Азербайджан? Интересуетесь ли событиями на своей исторической Родине?

      - Я уехал из Азербайджана в 1998 году. Конечно, я не теряю связь с Азербайджаном, где проживают мои родственники и друзья. Благодаря им, а также соцсетям и телевидению знаю, как сейчас живет Азербайджан. Я вижу положительные изменения, которые произошли в столице и стране. И это не может не радовать меня. Да и как не радоваться положительным изменениям в Азербайджане, если я всегда и везде говорю, что в первую очередь я - азербайджанец.  

      Источник: Azeri.Today

      Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



        ПОДЕЛИТЬСЯ  





        САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ