• ЭКСКЛЮЗИВ

      
    Игры неразумности  
     Думы Ярослава Осинцева 

      22 Августа 2017 - 14:08 

        6641   

       Ярослав Осинцев
      публицист Azeri.Today

      Недавно я пересматривал американский фильм «Игры разума» (The Beautiful Mind) с Расселом Кроу в главной роли. Главный герой фильма - реально живший математик, лауреат Нобелевской премии Джон Форбс Нэш, человек исключительного ума, но, увы, страдавший шизофренией. Фильм, безусловно, не лишенный авторского вымысла, снят оригинально, в жанре «параллельной реальности» - так же, как «Ванильное небо», «Черный лебедь», «Начало» и ряд других, когда неуловима грань между реальностью и виртуалом (в данном случае галлюцинациями сумасшедшего ученого).



      Но речь в моей статье пойдет не о психиатрии. Иногда в фильме не столько привлекает к себе сюжет, сколько фон разворачивающихся событий. Многие сцены фильма происходят в элитарных американских университетах.

      И я смотрел это с таким наслаждением!

      Я видел в фильме студентов, которые реально хотят получить знания, хорошо меблированные аудитории, талантливых, работающих с энтузиазмом профессоров, лужайки перед университетами, и эти лужайки чистые, не замусоренные, на которых и поваляться приятно, решая задачки из учебника. Там вуз - это действительно храм науки, студенты работают над собой, просиживают дни в библиотеках, так как понимают, что от этого зависят их шансы найти хорошую работу и, как следствие, построить хорошую карьеру.



      Ох... Вспоминаю свой вуз, в котором я постигал не совсем понятную специальность четыре года. Заплеванные лестницы, на площадках которых валяются окурки; исписанные номерами групп и названиями любимых музыкальных коллективов стены, холодные, неотапливаемые аудитории с кутающимися в куртки студентами; преподаватели, выживающие на 10-15 ширванов и смотрящие в руки студентам; озвучиваемые ими лекции, написанные еще в 70-ые годы... Студенты, понимающие, что, скорее всего, эти знания им не понадобятся, так как, во-первых, эти лекции устарели и оторваны от практики, во-вторых, не факт, что они по окончании вуза найдут работу по специальности. Многие юноши учились, чтобы не попасть в армию, а девушки - чтобы заполучить статус «девочки, закончившей институт» при сватовстве. Однажды я общался с одной преподавательницей английского, и она мне поведала, что во время занятий стала упрекать нерадивую студентку в лености, на что та ответила: «Ирада ханум, ну что вы все это требуете от меня, я и не собираюсь работать переводчицей, я продавщицей пойду работать».

      Материальная база наших вузов в 90-ые? Тут и говорить нечего. Помню, я на лабораторном занятии по физике случайно разбил вискозиметр (прибор для измерения вязкости), и истеричная преподавательница, у которой физиономия была как у Винни-Пуха, когда он лишился последнего воздушного шарика, потребовала у меня где угодно, но достать эту стекляшку.



      Был и вообще, что называется, «финиш». Я как-то пришел в библиотеку и спросил у библиотекарши, есть ли у них книга, которую нам рекомендовал для написания курсовой преподаватель. «Есть, - ответила мне женщина, - но она у нас находится в темном углу библиотеки, и мы ее не можем найти. Принесите нам лампочку, мы ее вкрутим, и найдем для вас эту книгу». Лампочку! В библиотеке института! Вы себе это можете вообразить?

      На всю кафедру информационных технологий было 4 старых компьютера (286-ых, а то и 8086-ых, хотя стандартом тогда был уже 486, и даже первые марки Пентиума). Да и то на этих компьютерах преподаватели печатали свои диссертации, и до студентов очередь не доходила.



      К сожалению, государство переживало тогда не лучшие дни - разруха, разрыв экономических связей, карабахская проблема. Как следствие, образование очень сильно стало «сдавать». И, к сожалению, сложилась такая ситуация, когда хорошее образование и даже профессиональные навыки не гарантировали, что человек, обладающий ими, не останется не у дел. Просто потому что в республике остановилась промышленность, и применять знания и умения просто было негде. Люди, умные и образованные, остались не у дел.

      Вернее, зачастую образованные люди, обладающие хоть какой-то оборотистостью,  стали себе зарабатывать на хлеб посторонней  деятельностью - брались за то, что подвернется и на чем можно хоть как-то заработать: репетиторство, написание дипломных, кандидатских работ за другого, некоторые открывали малый бизнес, наиболее успешные уезжали за рубеж, а были и те, кто и вовсе переквалифицировался в маляры или таксисты. Талантливая молодежь в науку и вузовскую педагогику не шла - там платили мизер.

      У нас пропал престиж образования. Читать книги, углубленно изучать специальность - все это стало не нужным. И, увы, несмотря на экономический подъем нулевых годов, несмотря на сытное «нефтедолларовое» десятилетие, в этой сфере не произошло ничего позитивного - деньги делались только в нефтяной сфере, а все остальное так и осталось не у дел. Может быть, поэтому на человека, который проводит время за «грызением гранита науки», у нас посмотрят как на чудака.

      И это очень трагично.

      Несколько дней назад в Баку открылся какой-то очередной «тряпочный» магазин, он объявил скидки, и наши обывательницы начали штурмовать его, точно украинцы - таможню, когда получили «безвиз» в ЕС. Будто бы сейчас такой дефицит шмоток или этим женщинам одеть нечего! А вот откройся у нас книжный магазин с серьезной научной литературой - его тоже будут так штурмовать? Не будут, и это трагедия.



      У нас какой-то замкнутый круг получился: не развивается образование, потому что оно не востребовано, но и нет серьезного, наукоемкого производства из-за того, что нет кадров. А я уже писал, что в эпоху глобализации недостаточно просто создавать что-то, как было 50-70 лет назад, но нужно уметь делать это лучше всех, да к тому же и убедить потенциального покупателя, что ты делаешь лучше всех! А достаточного имиджевого и брендового капитала у Азербайджана, к сожалению, нет.

      Мне кажется, проблему нужно решать с двух концов - как рытье тоннеля - создавать производство, постепенно увеличивая его наукоемкость, и в то же время готовить специалистов.

      Как-то на одном из форумов азербайджанского интернета один из юзеров написал полный горечи пост, содержание которого было примерно следующим: «Пожалуй, вторая самая обидная после потери Карабаха вещь, которая с нами произошла, это то, что мы стали нацией непрофессионалов, поденщиков - таксистов, продавцов, разнорабочих, парикмахеров, штукатуров».



      По большому счету, в стране отсутствуют профессиональные школы, имеющие связь и с наукой, и с производством. А учатся студенты «чему-нибудь и как-нибудь».

      Человек, который закончил вуз и имеет диплом - это еще не специалист. Даже если он не платил за красивые отметки мздоимцам-преподам и аккуратно конспектировал лекции. В значительной степени мы стали заложниками применения советской системы профессионального образования, которая была, по сути, полуфабрикатной - то есть молодому человеку в вузе старались дать теорию, порой даже по смежным областям отрасли и косвенным дисциплинам, а уже на предприятии, на которое он попадал по распределению, его натаскивали практике. И зачастую то, что он почерпнул в своей «альфа-матер», оказывалось невостребованным на работе, но на рабочем месте его уже учили тому, что будет востребовано.

      Сейчас вузы не берут на себя функцию практического обучения. Читают теорию, а с практикой молодого человека никто не знакомит. Однако работодатель требует именно практику!

      На прошлой неделе азербайджанский экономист Акрам Гасанов верно подметил одну истину, которая, возможно, не будет ласкать слух многих сограждан: «Легкие нефтяные деньги вскружили всем нам голову. Никогда азербайджанцы не жили так хорошо, как последние 10-12 лет. И мы подумали, что заслужили все это. Хотя, как минимум, наш уровень образования ничуть не лучше, чем у народов, которые не могли себе позволить шиковать так же, как мы».

      «Мы рады европейцам, американцам, русским, потому что считаем себя с ними ровнями. А на арабов сверху вниз смотрим и никак не можем понять, что по уровню образования, правосознания и т.п. уступаем даже народам некоторых арабских стран, не говоря уже о тех, на кого пытаемся равняться. Нефтяные деньги сыграли с нами злую шутку», - подчеркнул эксперт.



      «В стране, где образование и труд не в почете, итог может быть очень плохим», - предрекает Акрам Гасанов.

      И тут я почему-то вспомнил нашего школьного учителя по физике, эксцентричного, чудаковатого, но очень эрудированного и безумно влюбленного в свой предмет. При одной из школ на Монтино они, ученые из Академии Наук, создали лицей, в котором мне и выпала честь учиться. Эти учителя прививали нам уважение к науке, к самому процессу постижения знаний. И этот физик в шутку говорил нам: «Вы все время думаете о деньгах. Ну хотите денег, вон, купите мешок с семечками, сядьте на углу и продавайте, как та бабушка (тогда рыночные отношения только зарождались). Но разве мы для этого живём?».

      Он порой любил во время экзамена подходить к ученикам и спрашивать их в шутку «тебе шпаргалку дать?». Или говорил: «ну вот хочешь, я тебе нарисую оценку, а что, мы ради оценки, ради этой закорючки в журнале всё это делаем?».

      Действительно, открытия, изобретения, прорывы осуществляются людьми, которые меркантильному окружению могут казаться чудаками. Ведь и в самом деле, зачем странный человек ночами засиживается в лабораториях, библиотеках, ничего с этого не имея практически, когда есть возможность быстро и верно заработать деньги на сегодняшний день?



      Но в глобальном масштабе вперед выходят те культуры, где к чудакам и «ботаникам» если не уважительное, то терпимое отношение.

      Те же культуры, представители которых живут лишь сегодняшним днем, ... они так и живут только сегодняшним днем. Продают семечки, например.

      Скоро сентябрь, наступает учебный год, и дети пойдут в школу. Родители, научите их любить знания, науку. Не преподавателя, не деньги, которые они могут заработать с этими знаниями, не школу, а просто знания. Сам процесс. Может быть, когда-нибудь количественные изменения перейдут в качественные, и мы будем жить в обществе, где уважают ученого, уважают интеллектуала-специалиста. В том числе и потому, что он своими идеями, своим новаторством, для этого общества, даже для весьма посредственных его представителей, зарабатывает деньги.

      Источник: Azeri.Today

      Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter



        ПОДЕЛИТЬСЯ  





        САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ